Третьяков и художники: "...мало было художников, с которыми Третьяков не дружил. И если он не ладил с художником, то по серьезным поводам"

Яковлев П.Ф. После градобития. 1884      
Чванливых Павел Михайлович не любил. Был, например, художник П.Ф. Яковлев. У него Третьяков приобрел две картины: "Градобитие" и "Пожарище". Картины неплохие. Затем Яковлев написал картину "Право сильного" и выставил ее в отдельном зале. На выставке своей он устроил широкую рекламу и в рекламе отметил: "Две картины этого художника имеются в галерее Третьякова". Как водилось тогда, он прежде всего пригласил Третьякова посмотреть картину. Тот приехал и, увидев рекламу, нахмурился и рассердился. Яковлев ждал, что Третьяков купит картину, а он и не заикнулся о покупке, даже, напротив, вернувшись домой, приказал снять с экспозиции в галерее картину Яковлева "Градобитие", забить  в ящик и отправить в Вильну, в школу живописи, где директором был его друг художник Трутнев. Мы сняли картину с экспозиции, забили в ящик и отправили. Так же хотел он распорядиться и с другой картиной – "Пожарище", - но прошло несколько дней , и он ее оставил у себя, хоть мы и долго боялись за ее участь. А после о Яковлеве и слышать не хотел.

Все художники понимали, что, продавая картины Третьякову, они продают их в народный музей, а поэтому некоторые снижали цены сильно. Верещагину, например, американцы предлагали  гораздо больше денег за его картины, чем Третьяков, а он все-таки отдал их Третьякову. И Виктор Васнецов тоже уступал картины по более дешевой цене, чем ему давали другие меценаты.
Конечно, большое значение тут имела и личная дружба Павла Михайловича с художниками.
Мало было художников, с которыми Третьяков не дружил. И если он не ладил с художником, то по серьезным поводам. Не признавал он, например, Семирадского. В то время этот художник пользовался в России очень большим успехом, а Третьяков не хотел купить ни одной его картины.

- Почему же у вас нет Семирадского?- спрашивали часто Третьякова.
И он отвечал:
- Семирадский свою лучшую картину подарил городу Кракову. Значит, он считает себя у нас иностранцем. Как же я буду держать его в русской галерее?
Не дружил он с художником К.Е.Маковским, хотя три небольшие произведения его и приобрел в первые годы собирательства. А по какому случаю не дружил? Когда Репин написал своего "Ивана Грозного и сына", К.Маковский тоже написал "Ивана Грозного". Однажды, приехав в галерею, он предложил Третьякову  своего "Грозного" и говорил, что его "Грозный" не хуже репинского. Это было как раз при мне. Маковский предлагал настойчиво купить. Третьяков отказался наотрез. Обиженный Маковский тотчас покинул галерею, и с тех пор они разошлись навсегда.


Шишкин Иван Иванович. Утро в сосновом лесу
1889
Не ладил он иногда с К.А.Савицким. Какая – то черта этого художника не нравилась Третьякову. В 1898 году он приобрел у Шишкина его большую картину "Медвежье семейство в лесу". На этой картине медведей написал Савицкий, почему Шишкин и предложил Савицкому подписаться. Савицкий подписался, но уже после того, как картина была куплена Третьяковым. Когда картина была доставлена в галерею, Третьяков удивился ,увидев подпись Савицкого.
- Я покупал картину у Шишкина. Почему еще Савицкий? Дайте-ка скипидару.
 
Я принес французский  скипидар, и Третьяков смыл подпись Савицкого. Через несколько дней Савицкий приезжает в галерею –смотрит, нет его подписи. Он ко мне: "Где подпись?" Я очень смутился и объяснил ему всю историю.
 
Я думаю, что все недоброжелательство Третьякова против Савицкого возникло из-за другой картины художника –"Встреча иконы". Эта картина была написала в 1878 году, и вскоре белые облака на ней  начали раздираться, появились трещины. Третьяков приказал нам следить за состоянием картины. Трещины год от года заметно увеличивались. Третьяков сказал об этом Савицкому: тот обещал прийти в галерею и исправить дефекты. И вот однажды в отсутствие Третьякова он приходит с красками и поправляет облака. Облака вышли слишком розовыми. А общий тон картины серо-холодный. Третьяков, как увидел такую поправку, потребовал скипидару и тут же смыл новую краску, нанесенную на облака, оставив белые с кракелюрами. В таком виде картина висит до сих пор.

Из воспоминаний Н.А.Мудрогеля "Пятьдесят восемь лет в Третьяковской галерее".

Комментарии