пятница, 24 марта 2017 г.

Ко дню рождения Игоря Эммануиловича Грабаря

Сегодня исполняется 146 лет со дня рождения Игоря Эммануиловича Грабаря. Его жизненный путь охватывает почти вековую историю России, с прихотливостью ее исторического хода, сменой социально-политических векторов и художественных  вкусов. 

Сын венгерского политического эмигранта, переехав с семьей в Москву, получил первоначальное образование в знаменитом Катковском лицее, затем в Петербурге занимался на филологическом и юридическом факультетах Санкт-Петербургского университета, одновременно обучаясь живописи и рисунку в мастерских П.П.Чистякова и И.Е.Репина в Академии художеств.  

Грабарь И.Э.
Избрав своей профессиональной  стезей живопись,  в конце 1890-х годов Грабарь отправился сначала в Париж, где обучался в Академии  Р.Жюльена и Школе Ф.Коларосси, затем – в Мюнхен -  в Школе А.Ашбе, где после работал в  должности преподавателя.  

Вернувшись в 1901 году в Россию, Грабарь с присущим ему темпераментом наряду с занятиями творчеством, стал одним из организаторов и руководителем художественного объединения  «Современное искусство», целью которого было  устройство выставок и издание  одноименного журнала. С середины 1890-х годов Грабарь активно выступал  как художественный критик, публикуя свои очерки и заметки о выставках современного искусства в различных периодических изданиях. 

В 1910-е годы он выступил инициатором, стал автором и одним из редакторов многотомного сочинения «История русского искусства», позднее работал над написанием подробных монографий И.Е.Репина и В.А.Серова. В 1913 году стал попечителем, и в дальнейшем (до 1925) директором Третьяковской галереи, выступив реформатором в устройстве экспозиции музея, избрав  хронологический и монографические принципы  в представлении произведений искусства. На протяжении 20-50-х годов участвовал в многочисленных экспедициях по изучению памятников искусства и старины, занимался их охраной и реставрацией, также возглавлял Государственные центральные художественно-реставрационные мастерские, впоследствии получившие его имя.

1904-й  год у Грабаря был насыщенным. Зимние и весенние месяцы  он гостил у  художника Н.В.Мещерина (друга и родственника – прим.М.Ч)  в имении Дугино Подольского уезда Московской губернии. Природа тех мест и  окрестных деревень побудила художника на создание многочисленных пейзажей,  среди которых  хрестоматийные  "Мартовский снег" и  "Февральская лазурь" (обе – 1904, ГТГ). На противоположном от Дугино берегу реки Пахры располагалось старинное имение, запечатленное на картине "Угасающий день".

"Писал я еще усадьбу Бенкендорфов, позднее Алексеевых,  - вспоминал Грабарь, - красивый стройный белый дом с колоннами на берегу реки, окруженный со всех сторон столетними аллеями. Увлекало сочетание белого дома с белым небом и белым снегом при темных деревьях. Где эта картина сейчас  - не знаю. В конце марта я еще раз ее писал".

Грабарь И.Э. Угасающий день. 1904

Грабарь характерным его кисти  плотным, фактурным мазком будто стежок за стежком "вышивает" пространство холста, изображая на нем исполненный лиричных настроений  вид старинной усадьбы.  "Угасающий день" Грабаря созвучен в своих интонациях строкам Ф.И.Тютчева: 

                                                     «Еще природа не проснулась,
                                                       Но сквозь редеющего сна
                                                       Весну послышала она,
                                                       И ей невольно улыбнулась…» 


Застывшее отражение голубого мартовского неба, обступившие белоснежный дом гряды деревьев парка  и высвобождающаяся из-под снега земля  - все рождает милый каждому человеку образ природы, ожидающей наступление весны. Пока погожий солнечный  день короток - быстро "угасает", но вскоре природа день ото дня станет более щедрой на ласковые лучи и яркие краски.  

среда, 22 февраля 2017 г.

Ко дню рождения Ф.А.Васильева

Крамской И.Н. Портрет художника
Федора Александровича Васильева. 1871.
Государственная Третьяковская галерея
"...Жаль, что нельзя нарисовать такого рефлекса, который преждевременно обращает картину в 100-рублевую ассигнацию!" – писал сегодняшний 167–летний именинник Федор Александрович Васильев (1850-1873). Чувство юмора художника – щеголя и жизнелюба -  поражает не только виртуозностью кисти, но и пера!
 
Глава художников-передвижников, старший друг живописца и автор портрета И.Н.Крамской о своей модели писал: "такой феномен, какого еще не было на земле". В истории русской живописи пример биографии Васильева уникален. Едва вступив на путь профессионального художества, молодой живописец своим талантом, искусной техникой и мастерством исполнения пейзажей восхищал современников. 

Незаурядность картин Васильева сразу же отметил П.М.Третьяков, не только покупавший его работы, но и оказавший финансовую поддержку в последние два года жизни художника во время лечения в Крыму. Дарованию Васильева не суждено было раскрыться в полной мере, но творческое наследие 23-летнего мастера заявляет о нем как о непревзойденном живописце своего времени, «внесшего в русский пейзаж то, чего недоставало и недостает: поэзии при натуральности исполнения».

Запечатленные им виды природы, исполненные элегической прелести и возвышенного романтизма, вбирают в себя одновременно бытовой, земной уклад и вместе с тем слагаются в истинные оды совершенству целого мироздания. Настоящей драматургией разворачивается на полотнах Васильева "жизнь" неба, предстающая во всех своих ипостасях – взволнованностью предгрозовых облаков, напоенных влагой, или едва подернутыми предзакатными лучами косматые клочья туч.

Портрет Васильева, написанный Крамским в монохромной, похожей на фотографию технике, являет зрителю образ франта, бонвивана, по выражению И.Е.Репина, "живую, кипучую натуру". Увековеченный на полотне пронзительный взгляд, свободная поза пейзажиста будто вторит характеристике, оставленной современником: "Звонкий голос, заразительный смех, чарующее остроумие с тонкой до дерзости насмешкой завоевали всех своим молодым, веселым интересом к жизни; к этому счастливцу всех тянуло, и сам он зорко и быстро схватывал все явления кругом"...
 

среда, 21 декабря 2016 г.

Тайны старых картин. Коровин К.А. Портрет хористки.

Мы продолжаем рассказывать об избранных экспонатах, которые были представлены на выставке "Тайны старых картин", проходившей в Третьяковской галерее с 1 июня по 21 августа 2016 года. Сегодня рассказываем о загадке картины К.А.Коровина "Портрет хористки".

Присмотритесь к подписи К.А.Коровина на лицевой стороне картины "Портрет хористки". Под своим именем, нанесенным краской, художник поставил тушью и пером дату "1883" и надпись: "Харьковѣ".
 
На обороте картины Коровин подробно изложил историю ее создания, утверждая, что раньше своего друга В.А. Серова обратился к приемам, характерным для живописи импрессионизма.
 
Коровин К.А. Портрет хористки. 1887. Государственная Третьяковская галерея

"В 1883 году в Харьков Портрет хористки. Писано на балконе в общественном Коммерческом саду. Репин сказал, когда этот этюд ему показывал Мамонтов С.И., что он, Коровин, пишет и ищет что-то другое, но к чему это – это живопись для живописи только. Серов еще не писал в это время портретов. И Живопись этого этюда находили непонятной!!?? Так, что Поленов просил меня убрать этот этюд с выставки, т.к. он не нравится ни художникам, ни членам – Г.Мосолову и еще каким-то. Я не был с этим согласен и этюд этот был снят с выставки. Модель это была женщина некрасивая, даже несколько уродливая. Константин Коровин". 

Миф, созданный художником на склоне лет, был развеян благодаря технико-технологическому исследованию его произведений. "Портрет хористки" исполнен в манере a la prima, то есть практически за один сеанс. Подобную технику К.А.Коровин начал применять лишь с конца 1880-х годов. В мае – июне 1887 года художник работал в Харькове, где писал декорации для спектаклей Русской частной оперы С.И.Мамонтова. Сопоставив эти обстоятельства, сотрудник Третьяковской галереи О.Д.Атрощенко пришла к выводу: портрет хористки написан в 1887 году, а для того, чтобы подчеркнуть свою роль новатора в живописи, Коровин поставил на лицевой стороне картины под уже имевшейся подписью более раннюю дату.

среда, 14 декабря 2016 г.

Тайны старых картин. Автопортреты О.А.Кипренского. История легенды.

 Мы продолжаем рассказывать об избранных экспонатах, которые были представлены на выставке "Тайны старых картин", проходившей в Третьяковской галерее с 1 июня по 21 августа 2016 года. Сегодня - рассказ о работах, когда-то связанных именем выдающегося художника эпохи русского романтизма Ореста Адамовича Кипренского

В 1911 году работы, о которых пойдет речь ниже, были представлены в Санкт-Петербурге, на первой монографической выставке живописца как его автопортреты. Считалось, что образ художника-романтика воплощает не столько его внешность, сколько передает душевное и эмоциональное состояние, и историков искусства того времени не смущало то, что внешность Кипренского на всех автопортретах различна. Дальнейшее изучение автопортретов Кипренского, в котором приняло участие несколько поколений сотрудников Третьяковской галереи и Государственного Русского музея, во многом разрушило эту легенду.

Кипренский О.А. Автопортрет. 1828. Государственная  Третьяковская галерея
Кипренский О.А.(?) Автопортрет (?). 1809. Государственная Третьяковская галерея
Зейбольд К. Автопортрет. 1735. Государственный Эрмитаж

Расположенный слева "Автопортрет в полосатом халате" в настоящее время остается одним из двух бесспорных автопортретов Кипренского (второй находится в галерее Уффици во Флоренции). На выставке также были представлены репродукции произведений из собраний Русского музея, Третьяковской галереи и Государственного Эрмитажа, отведенных специалистами от автопортретов Кипренского в процессе изучения. Теперь они признаны как работа неизвестного художника, возможный портрет К.И.Альбрехта и автопортрет австрийского живописца XVIII века Кристиана Зейбольда. 

Наиболее интригующая и до конца не раскрытая история связана с портретом молодого художника с кистями за ухом, который экспонируется рядом с репродукцией автопортрета К.Зейбольда (крайний справа). В начале XX столетия эти два изображения считались самым ранним и самым поздним автопортретами Кипренского. Обратите внимание на очевидное сходство в композиционном и светотеневом решении двух полотен. В XIX веке они находились в собрании известного любителя живописи А.Р.Томилова. Сотрудник Третьяковской галереи О.А.Алленова выяснила, что портрет молодого живописца с кистями за ухом представляет собой пастиш – сознательную стилизацию неизвестного русского автора под работу западноевропейского живописца. В настоящее время авторство Кипренского и автопортретность образа молодого художника в этом произведении остаются под вопросом.
 

пятница, 11 ноября 2016 г.

Тайны старых картин. И.И.Бродский. Аллея парка

 Мы продолжаем рассказывать об избранных экспонатах, которые были представлены на выставке "Тайны старых картин", проходившей в Третьяковской галерее с 1 июня по 21 августа 2016 года. Сегодня рассказываем о загадке картины И.И.Бродского "Аллея в парке".

В старинной парковой аллее И.И. Бродский изобразил женщин и детей, одетых по советской моде. Особенностям сцены соответствует авторская дата на полотне — 1930 год.

Сравните картину и иллюстрацию в издании 1929 года, посвященном творчеству Бродского. В книге была опубликована работа Бродского "Аллея парка в Риме", созданная в 1911 году. 

Сотрудник Третьяковской галереи И.А.Пронина обратила внимание, что на иллюстрации изображена та же широкая аллея со старыми деревьями, раскидистые ветви которых бросают ажурные тени на гуляющих. Но есть и различия. На римской аллее собрались няни с детьми в костюмах начала века, и их фигурки наделены буржуазной респектабельностью.

Выяснить, каким образом советский парк связан с римской аллеей Бродского, помогла рентгенограмма. На рентгеновском снимке видны исправления, которые художник внес в композицию картины 1911 года, в целом не изменив ее. Он записал беломраморные статуи, стоящие по обочинам дорожек. На заднем плане "выстроил" павильон. Сидящую под деревом женщину заменил стоящей. Детей в центре, играющих в серсо, лишил обруча и усадил на корточки. И всех переодел согласно времени. Римская аллея сохранила прежнее великолепие, но превратилась в советский парк, и вместо прежней даты — "1911" художник поставил новую — "1930".



среда, 9 ноября 2016 г.

Тайны старых картин. Портреты А.П. Бестужева-Рюмина

Мы продолжаем рассказывать об избранных экспонатах, которые были представлены на выставке "Тайны старых картин", проходившей в Третьяковской галерее с 1 июня по 21 августа 2016 года. Сегодня рассказываем о портретах А.П.Бестужева-Рюмина, раскрывающих интересные факты из жизни графа.

Казатов А. Портрет канцлера графа
Алексея Петровича Бестужева-Рюмина. 1764
Перед вами необычный живописный "рассказ" из эпохи дворцовых переворотов и тайных интриг. О превратностях жизни знатного человека в XVIII веке повествуют два портрета Алексея Петровича Бестужева-Рюмина (1693–1766), выдающегося государственного деятеля и дипломата.

При императрице Елизавете Петровне граф А.П.Бестужев-Рюмин занимал должность государственного канцлера. Обладая колоссальным политическим влиянием, многие годы Бестужев-Рюмин определял внешнюю политику Российской империи. Облик всесильного вельможи запечатлен на портрете кисти Алексея Казатова. 

Работа Казатова является фрагментарной копией с парадного портрета, исполненного знаменитым французским живописцем Л.Токе в 1757 году. В том же году дипломат, находившийся на вершине власти, был обвинен в государственной измене, лишен чинов и наград и отправлен в ссылку.

На портрете, написанном Артемием Бутковским, Бестужев-Рюмин представлен в изгнании. С 1759 по 1762 год опальный граф жил в своем имении Горетово Можайского уезда Московской губернии. Бутковский также использовал оригинал — работу Ивана Титова. 

После возвращения из ссылки Бестужев-Рюмин неоднократно дарил на память варианты своего портрета в образе ссыльного. Живописный "рассказ" о превратностях фортуны дополняют старинные надписи на обороте картины Бутковского. Одна из них напоминает о невзгодах, постигших графа: "Рожденъ вмоскве въ 1693 году живописан вселе горетове вдоме [горем]ыкове в 1759 году [иваном ти]товымъ: копиро[валъ артемъ] бутковскиi".

Бутковский А.Н. "Портрет графа А.П. Бестужева-Рюмина в ссылке" 1762-1766 гг. и фото оборота картины

 

среда, 2 ноября 2016 г.

Тайны старых картин. И.Е.Репин. Портреты П.М.Третьякова

Мы продолжаем рассказывать об избранных экспонатах, которые были представлены на выставке "Тайны старых картин", проходившей в Третьяковской галерее с 1 июня по 21 августа 2016 года. Сегодняшний сюжет связан с историей создания портретов основателя Третьяковской галереи Павла Михайловича Третьякова.

Репин И.Е. Портрет П.М.Третьякова. 1833
Наиболее известный натурный портрет П.М.Третьякова И.Е.Репин исполнил в 1883 году по своей инициативе. Собиратель не любил позировать, но, уступив просьбам художника, приезжал в его мастерскую. Репин представил фигуру Третьякова на нейтральном фоне со сложенными на груди руками.

В 1901 году по заказу Совета Третьяковской галереи Репин исполнил второй, посмертный, портрет Третьякова. 

В нем художник использовал композиционные приемы из натурного изображения: похожий разворот фигуры и характерный для коллекционера жест. По замыслу Репина, Третьяков стоит в зале своей галереи, рядом с лестницей, на фоне полотен живописцев начала XX века И.И.Левитана, К.А.Коровина, Н.Д.Кузнецова. 

В посмертном портрете коллекционера Репин стремился создать реальное и одновременно символическое пространство русского искусства, на благо которого трудился Третьяков. Одновременно Репин вернулся к натурному портрету и переписал фон, также изобразив на нем картины.

Замысел художника, создавшего портрет-памятник, нашел отражение в небольшом живописном этюде, на котором "в позе Третьякова" в том же зале представлен один из старейших хранителей галереи Н.А.Мудрогель. 

Рядом с этюдом на выставке "Тайны старых картин" экспонировалась фотография, на которой рядом с лестницей запечатлен сам Репин. В настоящее время в этом зале галереи размещены произведения выдающегося пейзажиста второй половины XIX века И.И.Шишкина.

Портрет П.М.Третьякова 1901 года и фото И.Е.Репина в залах Третьяковской галереи