Михаил Нестеров о первом, заочном, знакомстве с Виктором Васнецовым...


Васнецов В.М. Преферанс. 1979
Третьяковская галерея

Когда-то, в юношеские, ученические годы, когда Васнецов резко порвал с "жанром" <…>, когда Виктор Михайлович перешел к сказкам, былинам, написал свою "Аленушку" (1881), когда о нем заговорили громче, заспорили, когда он так ярко выделился на фоне передвижников с их твердо установившимся "каноном", -
тогда новый путь Васнецова многим, в том числе и мне, был непонятен, и я, как и все те, кто любил его "Преферанс", пожалел о потере для русского искусства совершенно оригинального живописца-бытовика, а появление его "Трех царевен подземного царства" (1881), с одинаковым увлечением поносили как "западники", так и "славянофилы".
Злополучные "Царевны" были выставлены на одной из передвижных выставок, кои в Москве бывали всегда в нашем Училище живописи, и мы, ученики, на правах "хозяев", фланировали по выставке до ее открытия и, конечно, критиковали "Царевен" беспощадно.

Вот в это-то время я впервые и увидал Васнецова. На него показали мне приятели.
По анфиладе выставочных зал, в ее "музыкантский" конец быстрыми шагами удалялась высокая фигура. Это был Виктор Михайлович Васнецов, с которым в будущем мне пришлось не только работать, но и быть многие годы, несмотря на большую разницу лет, в самых близких отношениях.
Перелом в моих взглядах на васнецовское художество произошел у меня позднее, при следующих обстоятельствах: как-то я бродил по Третьяковской галерее.
У васнецовского "Игорева побоища"(1880) стояла группа посетителей. Среди них я заметил известного тогда артиста Малого театра Макшеева; он горячо, с увлечением пояснял окружающим поэтическую прелесть картины.

Я невольно стал вслушиваться в восторженное повествование артиста, и не знаю, как случилось, но у меня как завеса с глаз спала.
Я прозрел, увидел в создании Васнецова то, что так легко было скрыто от меня. Увидел и горячо полюбил нового Васнецова – Васнецова большого поэта, певца далекого эпоса нашей страны, истории нашего народа, родины нашей: никогда не забывая своего учителя – Василия Григорьевича Перова, его значения в нашем искусстве, узнав и полюбив Васнецова, я стал душевно богаче, увидал обширное поле красоты.

Васнецов В.М. После побоища Игоря Святославича
с половцами. 1880.
Третьяковская галерея
Мне стали понятны помыслы художника-мечтателя, его "Царевны", "Аленушка", "Каменный век", весь тот мир, в коем столь радостно, так полно, неограниченно жил и творил тогда Виктор Михайлович, несмотря ни на нападки на него, ни на материальную нужду<…>
Виктор Михайлович Васнецов был истинным художником, и никем и ничем иным быть он не мог. Он прожил хорошую, честную, трудовую жизнь – и его ли вина, что эта жизнь сложилась, быть может, не так, как она мерещилась в пору молодости его огромного таланта, и что он дал не все, что ждало когда-то от этого таланта русское общество?

И то, что оставил нам Васнецов в наследство, не всякому удается оставить. Наследство это еще не раз будет в корне пересмотрено, и я верю, что Родина наша, столь беззаветно им любимая, еще много раз помянет его добрым словом своим…

Текст воспроизводится по изданию: Нестеров М.В. В.М.Васнецов // Нестеров М.В. Давние дни. –Уфа, 1986, С. 386-394.

Комментарии