Круг И.К.Айвазовского в Петербурге

"Один из славных представителей XIX века, профессор морской живописи И.К.Айвазовский, с самого приезда своего во дни молодости в Петербург, попал, как он нам описывал, в кружок выдающихся литераторов и людей своего времени. До конца жизни в душе Айвазовского сохранялись живые воспоминания об этих лицах, ожививших молодую жизнь поэтически настроенного в то время художника и способствовавших дальнейшему расцвету его дарования.

Несомненно, что в ту пору они внесли своим влиянием и разговорами и известный элемент стремления его к творчеству и развили в нем любовь к исторической живописи позднейшего периода. Вся недавняя история России, с ее славным прошлым, и наш "золотой" пушкинский век, можно сказать, прошли на глазах у него, и вот почему интересны его воспоминания и рассказы для нас. Одним из сердечных и неизменных друзей И.К.Айвазовского, имевшим на него такое же несомненное влияние и сблизившим его с кружком литераторов, композиторов и - художников, был и благороднейший профессор К.П.Брюллов, о котором еще так недавно вспоминал с горячей любовью в дни брюлловского юбилея сам Иван Константинович.
Вид на взморье в окрестностях
Петербурга. 1835

В том же счастливом для него 1836 году снятая с выставки по наветам профессора Таннера картина Айвазовского была доставлена, по желанию императора, в Зимний дворец. Государь остался в восторге от нее и благодарил за справедливость храброго заступника молодого художника профессора Зауервейда, довольного исходом этой истории, а великая княжна Мария Николаевна, повинуясь голосу и влечению своего юного, доброго сердца, поцеловала в светлый лоб своего почтенного учителя.

Подробности эти рассказывал нам И.К.Айвазовский, которого призвал и пожелал видеть сам справедливый рыцарь - император, повелевший сейчас же выдать в награду художнику 1000 рублей ассигнациями, с назначением его сопровождать великого князя Константина Николаевича, который летом тогда должен был совершить первое практическое плавание по Финскому заливу.

Плавание по Финскому заливу принесло таланту Айвазовского несомненную пользу, ознакомив его со всеми эффектами света и колоритом наших северных морей. К осенней выставке того же года было написано им семь морских видов из этого плавания, вскоре приобретенных императором.

Сентябрьские дни 1836 года ознаменовались для Айвазовского еще встречей с Пушкиным. В конце сентября последовало открытие академической выставки, привлекшей в залы академии художеств толпы публики.<…>

А.С.Пушкин, по словам И.К.Айвазовского, восхищался при посещении этой выставки пейзажами Лебедева и его маринами, а также двумя названными нами статуями, которые произвели столь сильное впечатление на пылкое воображение нашего великого поэта, что он воспел их в наскоро набросанном на обрывке бумаги тут же, в академических залах, и скоро появившемся в "Художественной газете" Кукольника, рядом с восторженной статьей об Айвазовском, следующих антологических стихотворениях:

Юноша, полный красы, напряженья, усилия чуждый,
Строен, легок и могуч, - тешится быстрой игрой!
Вот и товарищ тебе - дискобол! Он достоин, клянуся,
Дружно обнявшись с тобой после игры отдыхать!

Юноша трижды шагнул, наклонился, рукой о колено
Бодро оперся, другой поднял меткую кость.
Вот уж прицелился... прочь! раздайся, народ любопытный.
Врозь расступись, не мешай русской удалой игре"…



Источник:
"Воспоминания об И.К.Айвазовском профессора Н.Н.Кузьмина", 1901

Комментарии