Знакомство И.К.Айвазовского с Н.В.Гоголем и первое путешествие по Италии

Профессор Н.Н.Кузьмин вспоминал, что при рассказах о первом приезде Айвазовского в Италию художник довольно часто вспоминал о Гоголе и своей дружбе с ним. "Первым городом Италии, который я посетил, - говорил и писал  он. - была, конечно, Венеция. После скучных Берлина, Дрездена, Триеста она несказанно нравилась мне. Развенчанная царица морей, спящая непробудным сном на берегу чудесного своего залива, очаровала меня. В Венеции я и познакомился с нашим незабвенным Гоголем, проживавшим тогда здесь с покойным Николаем Петровичем Боткиным".

Н.Н.Кузьмин так описывает знакомство художника с Гоголем: 
Моллер Ф.А. Портрет Н.В.Гоголя.
Начало 1840-х гг.

 - "Кто это такой?" - тихо спросил Айвазовский у Панаева. "Это Гоголь!"- ответил вполголоса Панаев, но творец "Мертвых душ", услышав вопрос художника, подойдя к нему, крепко, с волнением стал пожимать ему руку. "Вы Айвазовский, и я не знал раньше вас, не встречал нигде, ах, как я жалею об этом!" воскликнул Гоголь, крепко сжимая ему руку и ежась по обыкновению. "Знаете, Иван Константинович, - обратился Панаев к Айвазовскому, - ведь Гоголь - ваш горячий поклонник. Он любит до смерти ваши картины, и когда ими любуется, то буквально захлебывается от восторга". - "Не мудрено захлебнуться, когда в своих картинах он дает такую чудесную воду", ответил наш Гоголь, дружески похлопывая по плечу ладонью сконфузившегося от таких  красноречивых похвал Айвазовского.

Сам Айвазовский так вспоминал о знакомстве с писателем:

"Впервые в жизни увидев … автора "Ревизора", уже обдумывающего свои бессмертные "Мертвые души", я скоро сдружился с ним и весьма был поражен оригинальностью нашего писателя и его странной ... наружностью, прямо просившейся на полотно. Если бы я был портретистом, я бы в ту пору написал портрет с него. Низенький, сухощавый, с весьма длинным, заостренным носом, с прядями белокурых волос, часто падавшими на маленькие прищуренные глазки... <...> Гоголь выкупал эту неприглядную внешность любезностью, неистощимою веселостью и проблесками своего чудного юмора, которыми искрилась его беседа в приятельском кругу.

Появление нового незнакомого лица, подобно дождевой туче, мгновенно набрасывало тень на сияющее добротою и озаренное улыбкою лицо Гоголя: он умолкал, хмурился, как-то сокращался, как будто уходил сам в себя, как в раковину, и начинал оригинальничать. Эту странную черту характера замечали в нем все его близкие знакомые. Со мною, однако же, он довольно скоро сошелся и я не раз наслаждался его дружескою милою беседою. 


Гоголь предложил мне ехать с ним, с Боткиным и Панаевым во Флоренцию, на что я, разумеется, с удовольствием согласился. Ехали мы в наемной четвероместной коляске и - каюсь в нашем общем грехе - дорогою мы играли в преферанс, подмостив экипажные подушки вместо стола. Впрочем, это прозаическое занятие не мешало нам любоваться природой и восхищаться красивыми местностями, попадавшимися по дороге".

Айвазовский И.К. Побережье Амальфи. 1841.
Государственный Русский музей
По свидетельству Н.Н.Кузьмина, "по приезде во Флоренцию Гоголь и Айвазовский осмотрели художественные сокровища столицы Тосканы, посетили дворцы и палаццо Питти и т. д. Они проводили в этих осмотрах целые дни вместе. Здесь встретили они знаменитого русского художника Александра Андреевича Иванова, на время приехавшего из Рима во Флоренцию искать вдохновения для своей знаменитой картины "Явление Мессии народу". От природы не слишком общительный, он мало говорил с ними. По словам Айвазовского, Гоголь в то время не посвятил еще ему своей чудной восторженной статьи.

Иванов рассказывал только, что приехал скопировать несколько деревьев с пейзажей Сальватора-Розы, чтобы для чего-то перенести их в местность на берега Иордана. Во Флоренции И.К.Айвазовский расстался на время с Гоголем и ... отправился на берега Неаполитанского залива, где прожил еще месяц в Неаполе вместе с молодым художником Штернбергом, а отсюда уже проехал на родину Торквато Тассо, в Сорренто, где, по странному стечению обстоятельств, он жил в доме, принадлежавшем певцу "Освобожденного Иерусалима". 

Из Соренто они отправились в разрушенный ныне живописный городок Амальфи, где тоже прожили целый месяц, и в сентябре только попал опять в Рим. Эти переезды ознакомили Айвазовского с колоритом и красками итальянского лазурного неба, воды и тайнами тамошней воздушной перспективы. Он работал в Италии целые дни без устали... Эти воспоминания записаны со слов самого И.К.Айвазовского и представляют серьезный и значительный интерес для нас, как характеристика его отношений к Гоголю и некоторым знаменитым его с современникам. В прошлом году я получил об этой встрече также письмо от него, которое потом было напечатано в "Новом Времени"...


Источник:
"Воспоминания об И.К.Айвазовском профессора Н.Н.Кузьмина", 1901

Комментарии