Скрытые портреты Сергея Судейкина

В Третьяковской галерее в Лаврушинском переулке до 19 мая открыта графическая выставка "Арлекины Серебряного века. К.А. Сомов, Н.Н. Сапунов, С.Ю. Судейкин". Продолжаем серию тематических публикаций к выставке, подготовленных научными сотрудниками отдела графики XVIII- начала XX века. 

Скрытые портреты – одна  из интереснейших особенностей мышления Сергея Судейкина, причина которой - абсолютная и принципиальная проницаемость границ между миром искусства и реальным миром, театром и жизнью. Не только герои «автобиографических» картин Судейкина, порой имеющих характерное название «Моя жизнь», но и куклы, игрушки, марионетки, фарфоровые статуэтки, персонажи арлекинад и галантных сцен часто кажутся узнаваемыми. В эскизах костюмов почти всегда угадывается облик исполнителей. С другой стороны, художник склонен к типизации, реальные люди становятся театральными персонажами, превращаясь в маски «Comedia della vita».

Характерным примером такой загадки художника, оставившего возможность  достаточно свободной трактовки изображенных персонажей, является двойной эскиз костюмов «Танцующая пара. (Кавалер и дама)» 1915 года. 

Танцующая пара. (Кавалер и дама). 1915

 
Обе версии его прочтения увлекательны и имеют свои резоны. Рисунок входит в группу крупных (часто - многофигурных) эскизов середины 1910-х годов, на которых изображены персонажи венецианских интермедий, имевших место в двух спектаклях, оформленных Судейкиным в 1915 году - «Женитьба Фигаро» и «Сказки Гофмана», а также театральных миниатюрах, в большом количестве разыгрываемых в это же время в «Привале комедиантов».
 
Так костюмы в эскизе «Танцующая пара. (Кавалер и дама)», с одной стороны, точно соответствует описанию  критика: «Танцы четвертого действия «Женитьбы Фигаро» согласно замыслам художника  были превращены в самостоятельную интермедию балетного характера. Костюмы участников интермедии, с глубокими разрезами на спине и на груди, были исполнены в какой-то вакхически-эротической манере, затемняющей развитие и напряженность сценического действия комедии». Сопоставление с рисунком грима персонажей «Женитьбы Фигаро», казалось бы, не оставляет сомнений в том, что изображены А.Г. Коонен  (Сюзанна) и Н.Э.Коллэн (графиня Альмавива).

Рисунок грима персонажей «Женитьбы Фигаро»,1915.
Музей изобразительных искусств - филиал ГАУК Тюменской области "Музейный комплекс им. И.Я. Словцова"

С другой стороны, трудно отрешиться от мысли, что в танцовщицах  узнаются Ольга и Вера – первая и вторая жены художника. Этот дуэт был возможен на сцене «Привала комедиантов». 
Изображая Ольгу и Веру, художник всегда подчеркивает одни и те же характерные черты их облика или, точнее, их образа, который в значительной степени, им самим и был сформирован. У Ольги: «Дивные золотые косы, как у Мелизанды, или как у la fille aux cheveux de lin [Девушка с волосами цвета цвета льна] Дебюсси, громадные серо-зеленые глаза, искрящиеся как опалы; фарфоровые плечи и «Дианы грудь», подчас не скрытая сильно декольтированным корсажем…чарующая улыбка, летучий, легкий смех, летучие, легкие движения, – кто она? Бабочка? Коломбина? Или фея кукол, фея кукольного царства, озаренного вспышками бенгальских огней, где все – веселье и радость, где всегда праздник»
 
Невероятное обаяние образа Веры  позволяет ощутить ее знаменитый портрет 1921 года (дар в 2017 Нины Лобановой-Ростовской). Современники отмечали ее особую «античную» красоту. Не случайно именно она исполнила роль Элен Безуховой в фильме «Война и мир» (1915) Якова Протазанова. Она как будто была создана для этой роли, ее внешность точно соответствовала облику Элен, описанному Толстым - она пленяла «...необычайной, античной красотой тела». Сама Вера Судейкина, описывая в дневнике один из сеансов для портрета Сергея Судейкина, напишет: «Моя поза следующая: в виде музы, в белом платье, подчеркивающем мою античность»


Текст - Ирина Шуманова, зав.отделом графики  XVIII - начала XX века

 

Комментарии